?

Log in

 
 
15 Октябрь 2008 @ 21:58
Улицкая боится заразить человеком чужие миры  
Достаточно старое интервью, но думаю, оно будет интересно сообщникам.

Вполне возможно, что скоро у человека найдут ген совести, однако пока мы не настолько нравственные существа, чтобы рваться в космос. Людмила Улицкая призналась, что испытывает чувство полной опустошенности после завершения последнего романа. На этом фоне беседа с корреспондентом "Правда.ру" началась с разговора о науке, к которой известная писательница имеет самое непосредственное отношение.</p>

- Людмила Евгеньевна, спрашиваю вас не как литератора, а как человека науки, как биолога. Людям нужны исследования по клонированию?

- Я бы не запретила, но наложила бы мораторий на такого рода исследования, как я бы наложила мораторий на исследования космоса. На те бешеные деньги, которые отправлялись в космос в послевоенное время. Надо обладать очень высокой нравственностью, чтобы взять на себя смелость «заражать» своим присутствием еще и чужие миры. Не такие мы хорошие, не такие здоровые, не такие положительные, чтобы нести это все во Вселенную.

- У вас пессимистический взгляд на науку. Извините, все-таки вы не ответили по поводу клонирования.

- Я очень люблю науку. Наука – это восхитительно! Это, может быть, один из самых высших даров, который человеку достался от Бога – способность к творчеству. А как мы ее применяем, что мы с этой способностью делаем – это уже вопрос нравственности. У нас пока еще не хватает нравственного потенциала и нравственного контроля. Изучение стволовых клеток – безусловно да. Этим надо заниматься, потому что это спасает людей от многих болезней. У меня есть подруга в Америке, которая страдает от рака, она получила пять лет полноценной жизни (сейчас у нее опять ухудшение), благодаря стволовым клеткам. Что касается клонирования, тут вопрос для чего и кому это нужно? Хорошо бы, чтобы наукой руководили глубоко нравственные люди. Между прочим, неплохо, если бы государством руководили глубоко нравственные люди.

- Рассчитываете, что ученые обнаружат ген совести?



- Я не знаю, найдены ли на сегодняшний день гены совести, но думаю, если найдены гены когнитивности, т.е. сознания, то совершенно не исключаю, что найдут, где у человека прикрепляется ген совести. Однако мы привыкли считать, что это душевное качество человека, поэтому неважно где он крепится. Но мы знаем, что он есть: у одних людей это чувство совести и чувство, скажем, религиозности. У меня эти вопросы возникают при обсуждении книги «Казус Кукоцкого». Для меня это пробитая дорожка. </p>

- Что определяет, в конечном итоге, взаимоотношения между людьми?

- Есть люди, обладающие идеальным слухом, музыкальным, а есть те, кто таким слухом не обладает. Есть люди с потрясающим световым чутьем, другие плохо видят или дальтоники. Мне постепенно стало казаться, что способность человека к вере – из области такой человеческой чувствительности. Есть такой ген, такой рецептор потустороннего мира или он отсутствует.

- Не это на самом деле определяет наши взаимоотношения, наш мир. Не то – верующий человек или атеист. Другое определяет – порядочный человек или нет, соблюдает ли он заповедь, которая формулируется как первый этический закон, известный еще до христианства: «не делай другим того, чего ты не хочешь, чтобы другие делали тебе». Из этого положения вытекает очень многое в нашей жизни. На нем можно выстроить целый мир, целую систему существования. Одни следует этому принципу, потому что воспринимают его как заповедь от Бога; другие, потому что так сказали папа и мама; третьи, потому что им так нравится. Вопросы веры по отношению к этому принципу являются второстепенными. Я так вижу.

- В русский язык попало слово «толерантность» и тотчас сделалось модным. Похоже на навязшую в зубах политкорректность…

- Это далеко не устраивающая нас фальшивая политкорректность, но она значительно лучше, чем открытая вражда, смертоубийство и драка на улице. Я бы для себя заменила слово «толерантность» на - «милосердие». Мы чаще сталкиваемся с ситуацией, требующей от нас доброты, нежели этого абстрактного понятия «терпимость». Хотя терпимости нам всем, конечно, тоже не хватает. И в частной жизни тоже. Вообще, там, где кончается частная жизнь, кончается моя компетентность.



Вы недавно закончили свой новый роман. Что вы чувствуете? Готовы ли приступить к написанию следующего произведения?

- Ощущение глубочайшей усталости и полной опустошенности. Сейчас мне хочется прожигать жизнь, общаться с друзьями. Когда я прохожу мимо компьютера – отворачиваюсь. Он мне противен. Чего бы мне по-настоящему хотелось, наверное, сделать 4 книжки по детскому проекту, тем более что наброски уже готовы.

Биографическая справка:

Людмила Евгеньевна Улицкая родилась в 1943 г. в городе Давлеканово Башкирской АССР, где находилась в эвакуации ее семья. После войны Улицкие вернулись в Москву. В столице Людмила окончила школу и биофак МГУ. Два года проработала в Институте общей генетики АН СССР, откуда ее уволили за перепечатку самиздата в 1970 году. С тех пор Л.Е. Улицкая, по ее словам, никогда не ходила на государственную службу. Работала завлитом Камерного еврейского музыкального театра, писала очерки, детские пьесы, инсценировки для радио, детского и кукольного театров, рецензировала пьесы и переводила стихи.

Писать начала с 1989 г., публиковаться – с 1994 г. Первый сборник рассказов «Бедные родственники» вышел во Франции. В этом году опубликован основанный на документальных свидетельствах роман «Даниэль Штайн. Переводчик». Прообразом Даниэля Штайна стал кармелит Даниэль Руфайзен, который во время Второй мировой войны спасал обреченных на уничтожение евреев.

Произведения Л.Улицкой переведены на 30 языков. Повесть «Сонечка» была удостоена престижной французской литературной премии «Медичи» за лучшее иностранное произведение года. Улицкая лауреат итальянской премии Джузеппе Ацерби и русского «Букера». Юбилейный, 10-й «Букер» был ей присужден за роман «Казус Кукоцкого», который считается одним из лучших произведений автора. В прошлом году роман был экранизирован. В начале 90-х по ее сценариям сняты два фильма: «Сестрички Либерти» и «Женщина для всех».



© Игорь Буккер